Leonardo DiCaprio World

Main » Articles » Интервью » 2011 г.

ДиКаприо: журнал Interview Россия

Бросаться именами знакомых знаменитостей – самый, что ни на есть дурной тон. Это всем понятно. Но так уж вышло, что Леонардо ДиКаприо, актёр с заоблачными гонорарами и стойкой неприязнью к прессе, с незнакомцами вообще никогда не разговаривает. Поэтому предыстория: прошлым жарким летом мы встретились и провели несколько дней в компании наших общих друзей, ругали своих правителей и хвалили чужих, решали судьбы мира, танцевали – отдыхали, в общем.
А осенью этого года впервые сыграв у режиссёра Клинта Иствуда одну из своих самых противоречивых ролей, Лео щедро согласился сняться на обложку первого номера русского Interview и поговорить на разные темы. На обложке американского Interview он появился один раз, в 1994 году. Там вихрастый красавчик двадцати лет упирается подбородком в огромные красные надувные губы с надписью Kiss Me и не ведает, что через каких-то два-три года он – Ромео, он – Джек, герой «Титаника», снесёт крышу миллионам девушек – от села Пенсакола до города Ханты-Мансийска.
ДиКаприо отработал для нас фотосессию в Лос-Анджелесе и улетел в Сидней сниматься в следующем фильме – «Великий Гэтсби». Съёмка для кинозвёзд – святое, и отвлекаться по ходу дела на разговоры они не любят. Да и в Австралию за четыре часа на «Сапсане» не доедешь. Так что условились поговорить по телефону или скайпу – XXI век на дворе как-никак. И тут началось.
Поскольку в мире существует только один Лео и фамилия ему, по сути, не нужна, то и всё остальное у него проделывается уникальным образом. Единственное удобное время для разговора – 11:00 по сиднейскому времени, четыре дня по Лос-Анджелесу, и, да, четыре утра по Москве. Процедура следующая: я звоню в Америку, потом агенты Лео по своим каналам выходят на Австралию, а дальше, мол, говорите себе на здоровье. Так, после очередного 14-часового рабочего дня я ныряю в кровать, чтобы уже в три утра проснуться, принять душ, освежить память и вернуть состояние вменяемости. В четыре утра я, как штык, у компьютера. Набираю выданные секретные цифры, на проводе, в режиме ожидания, заливисто поёт Фрэнк Синатра – понятное дело, Америка, не Стас же Михайлов у них будет петь. Вторую песню Фрэнка прерывает голос агента: «Извините Алёна, Лео задерживается. Давайте минут через двадцать, окей?» Не вопрос! Жду, перезваниваю, слышу: «Извините, но Лео застрял на съёмке. Давайте перенесём на завтра. И попробуем пораньше выйти на связь. В течение дня мы подтвердим – в три часа ночи по Москве или всё таки в пять утра». Окей, говорю я неосмотрительно и отправляюсь досыпать свои три часа до подъёма на работу.
Следующий день повторяет предыдущий: полный рабочий график, ближе к вечеру запрашиваю уточнить: «Так что, в три будем говорить (и тогда я досижу до трёх, а потом спать) или в пять?» К полуночи американцы отвечают: «Давайте в пять!» И снова я у компьютера минута в минуту: звоню, слушаю Синатру, на этот раз он успевает спеть мне песен пять, нежно так, успокоительно. И тут вдруг – имейл: «Извините, давайте перенесём на час, то есть на шесть утра по Москве». Окей, говорю. И где-то через полтора часа я открываю глаза от звука упавшего письма от агента Лео: «Сейчас 6.40 по Москве, вы не звоните, мы закрыли связь». Сказать, что меня пробил холодный пот – это ещё ничего не сказать. Теперь понятно, почему спецслужбы «кололи» разведчиков лишением сна. В общем, номер надо сдавать, дедлайны душат – «Сеня, всё пропало!»
В итоге победила, конечно же, русско-американская дружба и взаимопонимание: мы договорились на новый утренний сеанс связи с субботы на воскресенье. Технические подробности записи моего звонка из сельской подмосковной местности в Сидней через Лос-Анджелес я упущу. Знаменитый голливудский хэппи-энд у нас случился в 4:20 утра, и я, наконец, слышу:


ЛЕО: Привет, извини за всю эту чехарду со временем. Хотел сказать «доброе утро», а у тебя-то там ночь!

(с искренней радостью) Да что ты, всё нормально! Спасибо, что нашёл время на съёмках. Да, и сразу, пока не забыла: спасибо тебе огромное, что прошлым летом уговорил нас всех вместе посмотреть фильм «Коллапс» с Майклом Руппертом. Я потом пол-Москвы заставила его посмотреть.
Это тебе спасибо, что посмотрела. Но знаешь, что приятно? Если раньше был просто страх за будущее планеты, то за последние пару лет стало очевидно, какие грандиозные изменения произошли. Протесты и активность в интернете в итоге приведут к изменению мирового порядка. Причём быстрее, чем может показаться. Социальные сети объединяют сотни тысяч людей, они превращаются в серьёзную силу, с которой теперь приходится считаться. И акция Occupy Wall Street, и то, что творится с режимами на Ближнем Востоке. Я думаю, через несколько лет правительства и корпорации будут поставлены перед фактом: им реально придётся отказаться от «нефтяной иглы» и потребительского отношения к природным ресурсам.

Вот именно! И получается, что Рупперт, которого в Америке обвиняли в заговоре против американской экономики, оказался провидцем.
Да, мир перевернулся, а ретрограды всё ещё живут в прошлом. А что в Детройте произошло? Когда закрылись автомобильные заводы, тысячи людей, оставшихся без работы, разбили огороды на своих задних двориках и стали жить как их предки сто пятьдесят лет назад, когда никакого бензина ещё не было. И такие вещи происходят всё чаще.

Лео, а у тебя есть огород?
Есть. Правда, из-за количества работы я там бываю не часто.

Ты знаешь, что после твоего визита в Россию Владимир Путин назвал тебя «настоящим мужиком»? Ты вообще понимаешь, что это значит?
Я знаю, что если в России тебя считают «настоящим мужиком» - это серьёзный комплимент. Моя бабушка была русской – Смирновой – и для меня она – воплощение внутренней силы и цельности. Она прошла через нищету, войну и эмиграцию. Бабушка, дедушка и остальные родственники с их стороны – настоящие крепкие русские с трудной судьбой, которая их не сломала. Я не могу комментировать насколько я сам «настоящий мужик» (смеётся), но если во мне и есть что-то подобное, то это от них. И чем больше я встречаю в жизни людей, тем больше понимаю, что мои русские бабушка и дедушка были самыми «настоящими». Даже в периоды глухого безденежья и отчаяния в них был стержень и чувство собственного достоинства, которое я сейчас мало в ком вижу.


Лео, в 98-м ты основал именной фонд по защите окружающей среды Leonardo DiCaprio Foundation, помогаешь Совету по охране природных ресурсов, Global Green USA, National Geographic Kids, вкладываешь колоссальные деньги в WWF. А в прошлом году приезжал на «Тигриный форум» в Петербург. С чем связан такой твой интерес к вопросам защиты природы и животных?
Меня эта тема с детства завораживала: когда я мечтал спасать китов и дождевые леса Амазонки. И если бы я не стал актёром, то наверняка был бы сейчас морским биологом. Ну, или работал бы в сфере, связанной с защитой окружающей среды. Там конечно меньше платят, чем в киноиндустрии. (Смеётся.) Но когда-нибудь я полностью посвящу себя работе по охране редких видов животных в WWF. Ты в курсе, что амурских тигров осталось всего 3200 во всём мире? На них до сих пор охотятся, причём не только из-за шкур – их едят! Представляешь, есть такой китайский деликатес – тигр в вине. Словом, защита природы для меня – это именно то дело, которому не жаль посвятить все свои силы и свободное время. А ещё эта деятельность привела меня в потрясающие места: я был в Непале и Бутане. Оттуда вещи видятся совсем в другом свете.

Лео, ты рано стал знаменитым. В чём плюсы и минусы взросления под пристальным взглядом прессы и поклонников?
О, минусов гораздо больше! Я знал многих своих коллег-актёров, которые очень рано прославились, и постепенно звёздный статус и вечеринки подменили работу. Причём происходит это почти незаметно – просто в какой-то момент ты превращаешься в тусовщика или наркомана, и тебе просто перестают предлагать роли.

В одном из твоих ранних фильмов «Жизнь этого парня» ты сыграл пасынка героя Роберта Де Ниро. Неплохо в самом начале карьеры получить в партнёры актёра такого уровня?
Мне было всего 16, и я даже не могу передать тебе словами, как работа с Робертом изменила моё отношение к актёрству. Я до этого снимался только в сериалах. Но благодаря ему и его манере работать я как будто прикоснулся к традиции всех великих актёров прошлого. Я тогда себе сказал: «Ты должен попытаться сделать что-нибудь действительно стоящее в своей профессии». Мне очень повезло.

Я уверена, что тебе не раз задавали этот вопрос, и всё же: почему ты так часто работаешь именно с Мартином Скорсезе? У тебя с ним четыре фильма.
Да уж, и снова этот вопрос! (Смеётся.) Перед тем как сыграть с Робертом Де Ниро, я пересмотрел все картины Скорсезе с его участием. С тех пор «Таксист» - одна из любимых. Меня тогда привела в восхищение творческая связь режиссёра с одним актёром. Даже мой отец, давний поклонник Скорсезе, сказал: «Если и имеет смысл работать с кем-то в киноиндустрии, так это с ним». Поэтому представь себе мою радость, когда почти через 10 лет любимый режиссёр предложил мне роль в «Бандах Нью-Йорка».

Это и правда большая удача – найти в своей профессии единомышленника.
Да ещё такого, о работе с которым мечтает любой актёр!

И как это всё случилось?
Мой тогдашний менеджер Рик Йорн представлял и Марти тоже. И когда я узнал, что у него есть сценарий об уличных распрях в Нью-йорке конца XIX века, который лежит без дела уже 20 лет, то сказал Рику: «Передай Марти, что я готов на всё, лишь бы с ним поработать». И Марти согласился! Мы поехали на девять месяцев в Италию на студию «Чинечитта», где снимал свои великие фильмы ещё Филлини. Мне повезло работать над «Бандами Нью-Йорка» с Дэниэлом Дей-Льюисом, которого считают одним из лучших современных актёров. Я на каждом фильме Скорсезе, в котором снимался, научился у него чему-то новому. И готов работать с ним дальше, над любым его проектом.

Лео, ты в кино уже почти двадцать лет. Можешь дать совет начинающему актёру?
Ох, наверное, посоветовал бы отнестись к профессии как можно более серьёзно. Есть столько актёрских техник! Есть метод Страсберга, есть Станиславский. Когда я сам берусь за роль, то всегда ощущаю себя детективом. Надо найти мотивацию к каждой фразе, которую произносит герой, изучить всю историю, стоящую за его словами. Когда ты эмоционально не вовлечён в процесс, ничего не получается. И, конечно, если ты ещё не в Лос-Анджелесе, то лучше бы тебе туда отправиться. Моя семья жила бедно, и вряд ли мама нашла бы деньги на то, чтобы возить меня после школы на кастинги. Так что я бы никогда не стал актёром, если бы кинопробы не проходили по соседству.

Я знаю, ты собираешь искусство. У тебя хоть одна работа Уорхола есть?
Мы не будем с тобой говорить о том, что у меня есть и чего нет, окей?

Твоё право.
Могу сказать только, что я давно люблю и изучаю изобразительное искусство. Я обожаю Уорхола, Жан-Мишеля Баскию и вообще период конца 70-х и начала 80-х. Величие Уорхола, мне кажется, состоит в том, что он просто взял и переиграл все правила. Он постоянно менял представление людей о том, что такое искусство. Если бы пришлось выбрать всего двух гениев XX века, я бы назвал Пикассо и Уорхола.

Прошлым летом я поняла, что ты, оказывается, классный диджей: заставил нас всех танцевать тогда до самого утра! А какая твоя самая любимая песня?
Дай-ка подумать… Любимых песен миллион. Вот если бы ты спросила, какая моя любимая композиция для фортепиано, ответил бы не задумываясь – The Entertainer Скотта Джоплина. Она со мной на всю жизнь.

Ты сам на фортепиано играешь?
Нет. Но, то есть пытались меня в детстве научить, но я это дело ненавидел. В общем, не срослось.

И у меня.
Знаешь, там слишком много правил.

__________________________________

В ноябре в Америке вышла биографическая драма «Дж. Эдгар», снятая режиссёром Клинтом Иствудом с Леонардо ДиКаприо в главной роли. Эдгар Гувер – легендарный руководитель ФБР, - один из самых одиозных героев американской истории прошлого века. Если бы речь шла о нашем прошлом, представьте себе в одном лице Берию, Ежова и Андропова. В 1935-м Гувер основал Федеральное Бюро Расследований и оставался его главой до смерти, в 1972-м. Эдгар сделал эту организацию главным борцом с преступностью в стране – именно он внедрил централизованную базу по отпечаткам пальцев, которая действует до сих пор. Гувер использовал собственное положение для войны с «антиамериканскими элементами», не раз прибегая к шантажу, и составил досье на всех более или менее важных политических персон. Уже после смерти Гувера стало известно, что он был гомосексуалистом и состоял в связи со своим помощником Клайдом Толсоном (в фильме его сыграл Арми Хаммер из «Социальной сети»). Скандалы, последовавшие за этим разоблачениями, заставили ФБР внести в устав пункт, по которому глава организации не может занимать эту должность больше десяти лет.
По просьбе русского Interview Клинт Иствуд расспросил Леонардо ДиКаприо о том, каково это – побывать в шкуре Эдгара Гувера.


Так почему ты согласился его сыграть? Ведь Гувер – персонаж, мягко скажем, противоречивый.
Знаете, Клинт, мне захотелось сыграть человека, жизнь которого была покрыта мраком и тайной уже из-за самой природы его работы и должности. И я бы, кстати, не сказал, что Гувер – однозначно отрицательный персонаж. Да, он вёл двойную жизнь и многим нагадил. Но он также немало сделал для своей страны: возглавлял ФБР почти 40 лет, и это были очень тяжёлые годы для Америки – Пёрл Харбор, Вторая мировая, шпионаж, «красная угроза», война во Вьетнаме. Гувер словно получил должность в одну эпоху – в 1935-м, в стране, где бушевала Великая депрессия, – а умер «при исполнении», когда Америка изменилась до неузнаваемости. Этот человек пережил колоссальную трансформацию на протяжении нескольких десятков лет. Уникальная задача для актёра.

И всё же. Эдгар Гувер не просто жил двойной жизнью. Он преследовал инакомыслящих, занимался шантажом и шпионажем. Наверняка было очень сложно найти в нём хоть одну положительную черту?
Так ведь это же самое интересное! Как он дошёл до такой жизни? Как преданность своему делу привела человека, борющегося с преступностью, к использованию преступных методов? Да, его нельзя назвать аскетом, но он был одержим своей миссией 24 часа в сутки, благодаря чему ФБР превратилось в могущественную машину подавления врагов Америки. И так как личные бумаги после его смерти исчезли, многое из того, что мы о нём знаем, – ничем не подкрепленные догадки.

А с какими сложностями ты столкнулся при подготовке к роли? Мне-то показалось, что у тебя вообще никаких сложностей не было (смеётся). Но хотелось бы это услышать от тебя.
Ну, во-первых, мне очень редко предлагают роли лысых полных злодеев за пятьдесят. (Смеётся). Поэтому главной сложностью было измениться физически. А, как вы понимаете, времени на то, чтобы набрать вес перед съёмками, не было. Так что сходство придавал грим…

… который занимал по шесть часов в день!
Да уж. Кроме того, я дотошно изучал его пластику, походку, жестикуляцию. Съездил в родной город Гувера, чтобы понять какое у него было детство, поговорил с оставшимися в живых бывшими коллегами по ФБР.

Лео, вот я тебя сейчас слушаю и понимаю, насколько ты увлечён своей работой. Я даже не представляю кем бы ты мог ещё быть. Определённо, кино – это твоё. А ещё вот говорят, что у тебя большая коллекция старых киноафиш. Ты нашёл в итоге тот уникальный постер «Касабланки»?
Нет, пока не нашёл. Зато у меня есть оригинальные, винтажные афиши «Броненосца «Потёмкин» и «Человека с киноаппаратом» Дзиги Вертова. Русские афиши 20-х годов – лучшие. Я вообще обожаю весь русский конструктивизм. В то время очень талантливые люди сделали много очень оригинальных вещей. У меня есть и афиши старых американских, немецких, японских фильмов. Главное – чтобы они были настоящие, винтажные. Собственно, в этом и заключается их ценность. Какой нормальный человек станет хранить киноафиши? Тогда даже не представляли, что через несколько десятилетий они будут стоить кучу денег.

Теперь я знаю, какому подарку на день рождения ты точно обрадуешься.
Клинт, тот постер «Касабланки» так трудно найти, что подарок не стоит этих усилий. (Смеётся).

Как там идут твои съёмки в Австралии? Как «Великий Гэтсби»?
Отлично! Баз Лурман впервые использует здесь технику 3D не в качестве спецэффекта и не для трюков или экшена. А как приём, который позволит зрителям почувствовать себя словно внутри театральной постановки. «Великий Гэтсби» очень «вуайеристский» роман – в том смысле, что он затягивает тебя в действие, ты постоянно чувствуешь себя участником событий. И когда наблюдаешь за одним героем на переднем плане и вместе с ним видишь другого на заднем, то есть выхватываешь два пласта одновременно, то понимаешь, что никогда ничего подобного в обычном двухмерном кино не видел.

И когда уже можно будет его посмотреть?
Примерно через год, в конце 2012-го.

Будем ждать.

Опубликовно в журнале Interview Россия
декабрь, 2011
Added by: Dacota / Date: 26.09.2020
Comments 3

Total comments: 3

09.12.2011   /   nadezhdald
Прочитала. Понравилось, про бабушку и дедушку. чтобы лучше врасти в Гувера Лео надо было знать каким Эдгар был в детстве. Вот это глубина проникновения в образ. И скажеу вслед за Клинтом: будем ждать. Джея Эдгaра и Джея Гэтсби. smile Dacota, спасибо!
13.12.2011   /   натали
Дакота, спасибо! Перечитала ещё раз - возник опять вопрос: а может быть такое : у нас у кого-нибудь, в старых прабабушкиных сундуках лежит этот самый постер "Касабланки", а мы и не знаем? Завтра же полезу на чердак (у меня там пластинок - тьма! вдруг и постер там) mrgreen
И что всё-таки такое - винтажная афиша? Ручная работа? нет? rolleyes
13.12.2011   /   Dacota
натали, думаю, Лео имел в виду оригинальную старинную афишу "Касабланки" 1942 года.
Врядли у кого-то из наших прабабушек найдётся старинная афиша "Касабланки" smile Хотя если они жили в то время в США, ходили в кинотеатры и тырили там афиши, тогда вполне возможно smile