Главная » Статьи » Статьи » 2000 - 2009

Лео в полёте
Фильм «Авиатор» он по праву считает «своим». И не только потому, что сыграл там главную роль и впервые выступил в качестве продюсера. Просто сама идея этого фильма, как и его герой, - мечта всей жизни Леонардо ДиКаприо. Об этом он рассказал в эксклюзивном интервью для Elle ВАСИЛИЮ АРКАНОВУ.

Мы встретились, как старые добрые знакомые. Лео даже поднялся мне на встречу, спугнув молодёнькую гримёршу, которая как-то уж слишком старательно стирала что-то у него со лба. «Как дела?» - спросил он протягивая мне руку. «Отлично! – по-американски заученно воскликнул я. – А твои?» - «Лучше не бывает, мэн». Мы сели напротив друг друга, и тут выяснилось, что он меня совершенно не помнит.
А ведь два года назад, на пресс-джанкете по случаю выхода картины «Банды Нью-Йорка» Лео меня чуть не съел. Тогда он и Мартин Скорсезе достались мне непосредственно перед ланчем, и Лео начал интервью с того, что удостоверился, действительно ли я у них последний, потому что иначе он за себя не ручается.
«Представляю, каково тебе пришлось, говорит теперь Лео. – Я, наверное, был уже вот такой», - тут он скашивает глаза к носу и немного заваливается набок – в полной отключке.
Сегодняшний Лео предельно включен. Он весь в чёрном: чёрные брюки, чёрная рубашка с расстегнутым воротом, чёрная куртка на кнопках. Глаза-буравчики и небольшая треугольная бородка неожиданно делают его похожими на молодого Ленина из советских учебников по истории. Зачесанная назад волосы выдают в нём человека, у которого больше нет времени перед каждым интервью приводить себя в соответствие со своей безупречной экранной внешностью. Внешность осталась в прошлом вместе с истерическим визгом пятнадцатилетних поклонниц, вечным эскортом папарацци и аршинными заголовками таблоидов вроде «Сценарист Роджер Уилсон, вступившийся за честь своей девушки, избит озверевшими дружками ДиКаприо». Он пересидел, переждал этот шквал, поднятый затонувшим «Титаником», сделавши его одним из самых дорогих актёров Голливуда (20 миллионов за фильм) и одновременно превратившим его в китч, в предмет ширпотреба, в вырезанный из журнала цветной портрет в изголовье кроватей миллионов девических спален. Он был кумиром подростков. Взрослые не принимали его славу всерьёз, потому что были убеждены, что знают ей цену. Мало ли было красавчиков на их веку? И где они сейчас? Тогда, восемь лет назад, в триумфальный год «Титаника», его даже не номинировали на Оскар, хотя своим феерическим финансовым успехом картина была обязана именно ему. Но теперь он и сам стал взрослым, и фильм «Авиатор» - это его вызов всем этим недоверчивым, многозначительным академическим полуусмешкам: роль Говарда Хьюза, на которую он замахнулся, одной внешностью уже не сыграешь.
Этот фильм он по праву называет «своим». И не только потому, что впервые выступает в качестве продюсера. Он «заболел» Хьюзом десять лет назад и с тех пор только и слышал: невозможно, невозможно, невозможно. В Голливуде эту идею пытались воплотить многие, включая самых маститых, вроде Уорена Битти, но даже у него дальше сценария дело не двинулось. Никто толком не мог объяснить почему. Возможно, просто потому, что в Голливуде Хьюз был притчей во языцех. Его все знали и по инерции боялись обидеть, напутать что-нибудь в канве его жизни, навлечь на себя гнев старика, который если б захотел, наверняка сумел бы достать и из могилы.
Он всё мог. Снять кино и сесть за штурвал самолёта, чтобы установить мировой рекорд скорости или облететь вокруг света за четыре дня, купив по дороге акции конкурирующей авиакомпании. Он мог уцелеть в четырёх авиакатастрофах, хотя последняя не оставила на нём живого места. Мог владеть голливудской киностудией и половиной недвижимости Лас-Вегаса. Мог купить местную телевизионную компанию только для того, чтобы во время мучивших его бессонниц иметь возможность позвонить в студию и потребовать показа любимой голливудской картины. Связи с ним искали старлетки, которых он превращал в звёзд, и звёзды, которых он превращал в легенды. У него было несметное число любовниц и, как утверждают иные биографы, столько же любовников, что, впрочем, не только не повредило его репутации, а даже добавило ей колорита. Он был миллионером со странностями: его ужин, к примеру, всегда состоял из одного блюда – тщательно пожаренного стейка и двенадцати (ни больше ни меньше!) отварных зелёных горошин. Расставшись со своей первой женой, он велел опечатать её комнаты, не тронув ни одной оставленной ею вещи, и время от времени наведывался туда в одиночестве, словно хотел подышать воздухом своего прошлого. Он был болезненно, параноидально брезглив и считал, что единственное место, где ему не угрожают микробы, - это герметически закрытая кабина одноместного самолёта. На закате жизни он стал отшельником: жил, запершись в номере гостиницы, которую предварительно купил, дела вёл по телефону или через доверенных лиц, общаясь с ними через закрытую дверь, страдал манией преследования и большую часть своих миллионов почему-то завещал мормонам. Некоторые, впрочем, утверждают, будто всё это было лишь позой, тщательно срежиссированной игрой, к которой он прибегал, чтобы скрыть своё сотрудничество с ЦРУ, противозаконные сделки, совершаемые с одобрения подкупленных им политиков, и свою причастность к скандалу с подслушивающими устройствами в гостинице «Уотергейт», стоившему Никсону президентства.
Всё это осталось за кадром фильма «Авиатор», авторы которого решили даже и не пытаться распутать этот клубок. Идея принадлежала ДиКаприо: пусть Хьюз будет молодым, полным сил, на взлёте, в полёте. Пусть он будет таким, каким никто сегодня его уже не помнит. Пусть его болезнь и всё, что произойдёт с ним в будущем, только угадывается в блестящем и бесстрашном юнце, готовом разбрасываться миллионами для воплощения своих дерзких, полубезумных затей. Когда уже готовый сценарий показали Скорсезе, он увидел в нём историю не одного конкретного человека, а целого поколения американцев, всех тех, кто рвался на Аляску за золотом, потом в Техас за нефтью, потом в Калифорнию за красотками и славой, потом в небо за мечтой. Это они, разбогатев, танцевали фокстрот и свинг в знаменитых голливудских клубах, купались в ваннах с шампанским, закатывали премьеры, обходившееся порой дороже самих картин, и упивались жизнью так, уже ни у кого после них не получилось.


«Ну что же всё-таки привлекло тебя именно в Хьюзе? – допытываюсь я у ДиКаприо. – Уж не открыл ли ты в нём родственную душу?»
Он отпивает чай из белой кружки со свисающей из неё лиловой биркой пакетика, смотрит на меня исподлобья.
Леонардо: Почему всех это интересует? Я актёр. Мне хочется играть интересных персонажей. А поскольку сочинять я не умею, мне ничего не остаётся, как постоянно искать их в реальной жизни.
Но ведь персонажей много, а выбрал ты именно его.
Леонардо: Потому что его жизнь – пример того, как даже самое блестящее начало может обернуться печальным концом.
Как это не по-голливудски…
Леонардо: Зато какой простор для актёрской фантазии! Представь, первый в Америке миллиардер, пионер авиации, крупнейший кинопродюсер, один из самых влиятельных людей в мире, переспал со всеми знаменитыми женщинами, построил самый большой в мире самолёт – а со своим собственным страхом перед какими-то ничтожными микробами поделать ничего не смог.


Он перечитал всё, что когда-либо писалось о Хьюзе, так что даже энциклопедист Скорсезе не решался с ним спорить, когда возникали вопросы на площадке. Это было чем-то вроде помешательства, вроде навязчивой идеи: задолго до начала съёмок он разучил его манеру говорить (немного визгливую из-за врождённой частичной глухоты, с растянутыми гласными, до конца дней выдавшими его техасское происхождение), его походку (уверенно-стремительную, какой она была до его последнего падения, и неустойчиво-нервную, какой стала после), его тик (мгновенное рефлекторное одёргивание правой штанины), его вкусы в одежде. Он знал всех его женщин (хотя Хьюзу приписывали столько романов, что и сам Хьюз едва ли всех знал), и обе его партнёрши – Кейт Бланшетт (Кетрин Хепберн) и Кейт Бекинсейл (Ава Гарднер) – признаются, что готовясь к съёмкам, не раз приходили к нему за советом.
С репортёрами о женщинах Хьюза ДиКаприо говорит осторожно: его собственная коллекция красавиц пополняется довольно стремительно.


С кем из бесчисленных женщин Хьюза тебе хотелось бы встретиться?
Леонардо: С Кетрин Хепберн, безусловно. Она воплощает всё лучшее, что было в кинематографе прошлого века. И с Хьюзом их связывали совершенно особые отношения. Они были настолько похожи, настолько хорошо понимали друг друга, что в конце концов не смоги быть вместе.
В наши дни бывают такие женщины?
Леонардо: Для меня такая женщина – Кейт Бланшетт. Кроме неё с ролью Хепберн никто бы не справился. Пришлось выписывать её из Австралии.


Он не скрывает, что делал этот фильм с прицелом на Оскар, но дважды повторяет, что Оскар для него не самоцель, что самым строгим судьёй и себе, и картине всё равно остаётся только он сам. Так мог бы сказать и Хьюз (который тоже всегда рвался к признанию, но добиваясь, не ставил его ни в грош), и это наводит меня на мысль, что лет через пятьдесят о молодом ДиКаприо тоже могут снять фильм, и какой-нибудь ещё не родившийся сегодня красавчик нагородит о нас сегодняшних страшную чушь, а какой-нибудь ещё не родившийся сегодня корреспондент Elle всему этому поверит.

Лео смотрит на меня недоверчиво. «Это будет очень скучный фильм, - говорит он после паузы. – С одной единственной декорацией – съёмочной площадкой».


Опубликовано в журнале ELLE Россия
февраль 2005 г.


При копировании статьи на другие ресурсы ссылка на сайт dicaprio.my1.ru ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: 2000 - 2009 | Добавил: Dacota (01.08.2011)
Просмотров: 970 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
2
1 nadezhdald   [Материал]
Фразы понравившиеся и вызвавшие улыбку: "...спугнув молодёнькую гримёршу, которая как-то уж слишком старательно стирала что-то у него со лба
он и Мартин Скорсезе достались мне
удостоверился, действительно ли я у них последний, потому что иначе он за себя не ручается.
Глаза-буравчики
Зачесанная назад волосы выдают в нём человека, у которого больше нет времени перед каждым интервью приводить себя в соответствие со своей безупречной экранной внешностью
шквал, поднятый затонувшим «Титаником»,
Он отпивает чай из белой кружки со свисающей из неё лиловой биркой пакетика,
Вот так-так! Тоже пакетиками пользуется! smile
старлетки, которых он превращал в звёзд, и звёзды, которых он превращал в легенды - прекрасно сказано! И точно. И вообще очень точное описание Хьюза.
подышать воздухом своего прошлого - очень тонко и тактично.
рваться в небо за мечтой - ЗДОРОВО сказано!
задолго до начала съёмок он разучил его манеру говорить (немного визгливую -ОГО! А вот это бы послушать в оригинале, без переводчика.
его собственная коллекция красавиц пополняется довольно стремительно. smile
самым строгим судьёй и себе, и картине всё равно остаётся только он сам. - вот так, ни больше ни меньше.
что лет через пятьдесят о молодом ДиКаприо тоже могут снять фильм, - именно эта мысль уже давно живёт в моём сознании.
Лео смотрит на меня недоверчиво. «Это будет очень скучный фильм, - говорит он после паузы. – С одной единственной декорацией – съёмочной площадкой». - позвольте с Вами не согласиться мистер ДиКаприо, вы бесконечно интересны своей жаждой жизни, увлекающей за собой всех кто оказывается рядом с Вами. Да и съёмочных площадок у вас уже сколько было на нынешний 2011-ый год? А впереди ещё сколько!
Dacota, это великолепная, интересная статья прежде всего отношением автора к Леонардо и как к человеку и как к актёру, очень точно чувствующем его, очень тонкое понимание Хьюза. А уж как Леонардо через себя пропустил эту личность - Говард Хьюз - думаю в полной мере знает только он сам да ещё Мартин Скорсезе.
Вы заметили реакцию Леонардо на идею Василия Арканова о том, что через пятьдесят лет могут снять фильм о самом Леонардо? Эту идею он принял сразу! Она не показалась Леонардо абсурдной или шутливой, он счёл это совершенно возможным!Мне это понравилось. Каково осознание себя! Здорово! Всё тот же вопрос Джека: почему нет?
Огромное моральное и эстетическое, душевное удовольствие получила от статьи, главным образом от отношения автора к творчеству Леонардо и личности актёра.
Dacota, ОГРОМНОЕ ДУШЕВНОЕ СПАСИБО за такой подарок на сон грядущий. Ну какой теперь сон??
smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наверх